Осужденный на 25 лет за мошенничество в особо крупном размере бизнесмен Вячеслав Платон в интервью из СИЗО № 13 рассказал о том, как государственные предприятия участвовали в хищении, как отчет Croll2 помог выиграть прежней власти время и об обвинениях в своей адрес. Об всем этом можно узнать из IV части интервью, которая осталась за кадром передачи “Политика с Натальей Морарь” на TV8.

О государственных предприятиях причастных к хищению

Вячеслав Платон рассказал о том, как государственные предприятия участвовали в банковской краже. На первом этапе из трех обанкротившихся банков [Banca de Economii, Unibank, Banca Socială] «выжимали все соки», отмывая деньги через перекредитование. Он отметил, что это длилось до октября 2014 года.

«Второй этап кражи начинается когда денег в банках уже нет. Сентябрь-октябрь 2014 года, что они начинают делать?  Плахотнюк дает команду государственным предприятиям, и они начинают брать кредиты в других банках, и размещать деньги на счетах BEM [Banca de Economii]. „Moldtelecom”, „Moldova Gaz”, и другие, они все там имели депозиты. Я знаю, что Яралов просил кредиты по этим предприятиям. Этим занимался Яралов, потому что он курировал все эти предприятия», – заявил Платон.

Бизнесмен подчеркнул, что государственные предприятия вкладывали деньги в BEM, и все средства выводились на офшорные счета буквально за один день. К тому моменту, денег в банках фактически уже не было, активы оставались лишь на бумаге, в виде банковских выписок, – утверждает предприниматель.

По мнению Платона, большую часть денег, которая были украдена и выведена на счета оффшорных компаний, все еще возможно вернуть, если сотрудники правоохранительных органов предпримут конкретные действия. По его словам, четыре миллиарда леев возможно вернуть через Victoriabank, необходимо только соответствующие решение суда.

О возвращении 4 миллиардов леев

«Я показываю, как вытаскивается 4 миллиарда леев на ровном месте. [Эти] деньги даже не покидали “Victoriabank”, и у меня есть все доказательства. (…) Мы продали банк 13 ноября, а кредит был предоставлен 19 ноября. Два миллиарда леев – это мошеннический долг [Banca de Economii перед Victoriabank]. Victoriabank обязан эти деньги вернуть, потому что они участвовали в мошенничестве. За 5 лет с учетом процентов набирается сумма. Вот те четыре миллиарда, которые мы сегодня можем вернуть государству», – заявил Платон.

Платон рассказал о том, что на момент произошедшего, уже не имел никакого отношения к Victoriabank, так как продал свою часть акций Плахотнюку. Он утверждает, что Плахотнюк рассчитался деньгами, которые были украдены через Banca de Economii.

Bank Transilvania и Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР), которые также являлись акционерами Victoriabank, по утверждению Платона, действовали заодно с Плахотнюком. Он заявил о том, что европейским банкам было известно о искусственной задолженности в 2 миллиарда леев перед  Banca de Economii, но тем не менее, они приобрели акции Victoriabank и в течении пяти лет, делали вид, что не замечают аферу.

Об отсчете Croll 2

Платон рассказал о своем виденье отчета Croll. По его мнению, отчет поверхностный и сделан был, по большей части для того, чтобы оттянуть время. Платон заявил, что самостоятельно установил обстоятельства кражи по банковских выпискам, задолго до публикации отчета Croll2.

Он рассказал зачем вообще создавался этот отчет и почему это заняло так много времени: «Во-первых [они хотели] показать что что-то делается. Во-вторых, они делали отчет только по тем материалам, какие им были предоставлены. Регулировалось, что Croll-у давать, что Croll-у не давать. Из-за ограничений информации, они [прежняя власть] могли влиять на выводы отчета», – пояснил Платон.

Бизнесмен подчеркивает, что ключевые детали банковской кражи отсутствовали в отчетах: «Там не было, что за этим стоял Плахотнюк; там не было по Victoriabank; там не было аэропорта; там не было фиктивных задолженностей [банков]».

О своей невиновности

Платон заявил, что ему постоянно приходится доказывать свою непричастность к инкриминируемым преступлениям. По мнению бизнесмена, большинство обвинений в его адрес носят косвенный характер и сводятся к тому, что «такую схему мог придумать только Платон».

«Такое впечатление, что в этой стране нет умных людей. Нет людей, которые могли бы что-то еще совершить», – сетует Платон. Он подчеркивает, что большинству достаточного того, что есть судебные решения, для того, чтобы однозначно судить о его виновности.

Первая часть интервью: “Уникальный типок, который сумел на**ать всем”. Платон рассказал о Ландромате и о последней встрече с Плахотнюком
Вторая часть интервью: «Плахотнюк выдавливал Шора, как пасту из тюбика». Платон про дружбу с Шором и китайский след в краже миллиарда
Третья часть интервью: Плахотнюк, Плахотнюк, Плахотнюк. О чем рассказал Платон в заключительной части интервью TV8

В декабре 2018 года Вячеслава Платона приговорили к 25 годам тюрьмы. Это общий приговор по двум делам — о мошенничестве в Banca de Economii и о мошенничестве в страховой компании Moldasig. Платон утверждает, что уголовные дела против него сфабриковал бывший лидер Демпартии Владимир Плахотнюк, который вместе с Иланом Шором – реальные бенефициары украденного из молдавских банков миллиарда евро.