С тех пор как я поменяла юриспруденцию на бизнес меня не покидала уверенность, что принципы управления страной очень схожи с принципами управления бизнесом. Прошу вас не иронизировать по этому поводу, так как я сейчас пишу не о бизнесе «по-молдавски» и не о «принципах и ценностях» (principii și valori), превративших страну в карманный бизнес олигархов. Я имею в виду реальную схожесть подходов, процессов, менеджмента в достижении поставленной цели.

Посудите сами: для обеих областей управление сводится к формуле «POSDCORB», где P = planning (планирование), O = organizing (организация), S = staffing (кадры), D = directing (руководство), CO = coordinating (координация), R = reporting (отчетность), и B = budgeting (бюджетирование). Причём, менеджерские техники, навыки планирования, организации, координации, контроля, используемые в обеих областях, в идеале совершенно одинаковые. Они одинаково унифицируют бухгалтерию, заполняют статистические данные, создают запасы, так же одинаково основываются на принципах иерархии и находятся под влиянием внутренних стандартов, а основными их проблемами являются внутренние процессы, кадры и финансы.

Как и у бизнеса, у государства есть свои заинтересованные лица (stakeholders) и клиенты. Бизнес зарабатывает на продаже услуг и товаров своим клиентам. Государство предоставляет «услуги» нам, гражданам, которые, в свою очередь, платят налоги и пополняют бюджет.

Бизнес зарабатывает на продаже услуг и товаров своим клиентам. Государство предоставляет «услуги» нам, гражданам, которые, в свою очередь, платят налоги и пополняют бюджет.

Теоретически мы можем отказаться от услуг «нерадивого бизнесмена» и уехать за границу со всеми вытекающими из этого последствиями, либо настаивать на смене «менеджмента государства» путём голосования на выборах или организации протестов. При этом надо отметить, что и в бизнесе есть клиенты, которым неохота давать обратную связь (feedback), и в государстве есть граждане, которым так же неохота писать жалобы или идти на выборы.

Таким образом, граждане превращаются в клиентов некой монополии, которой наплевать на «качество услуг» или на «несправедливые условия договора», навязываемые государством своим гражданам, а агентства по защите конкуренции не существует, разве что разные международные организации /партнёры по развитию, которые «вмешиваются» лишь в исключительных случаях.

Ну, и в конце концов, схожесть управления в частном и государственном секторах подтверждается периодической миграцией/ротацией кадров между ними: бизнесмены становятся президентами, а политики «уходят с достоинством» в бизнес.

Бизнесмены становятся президентами, а политики «уходят с достоинством» в бизнес.

Так, есть ли разница между управлением бизнесом и управлением государством?

В США этот вопрос всё чаще стал обсуждаться с приходом к власти известного предпринимателя Дональда Трампа, который ссылался в своей предвыборной компании на опыт, полученный в бизнесе.

Я начала над этим задумываться в течение первых 50 дней работы в Молдове нового правительства под руководством М. Санду (у кого, что болит, как говорится). Раньше мне эти мысли в голову не приходили, так как я просто не видела у правителей желания изменить что-либо в Молдове в лучшую сторону, и критиковала их за отсутствие результата, приводя примеры из бизнеса. Сейчас, наконец-то, у Правительства есть желание, неплохая команда министров, есть формальное большинство в Парламенте, которое его назначило, но что-то идет не так…

Присутствует некое  дежавю  после конкурса на пост главы Центра по борьбе с коррупцией, и появляется какое-то беспокойство, наблюдая, как  плавно «перетекают ценные кадры» из прошлого правительства в офис Президента.

Появляется какое-то беспокойство, наблюдая, как  плавно «перетекают ценные кадры» из прошлого правительства в офис Президента.

Нас мучают смутные сомнения насчет того, кто, а вернее, представители какой партии будут руководить агентствами, подчиняющимися Парламенту, и некоторыми государственными предприятиями, и, как так «легко» была найдена кандидатура-компромисс (компромисс – описание министра экономики Вадима Брынзан) на пост директора «Moldovagaz».

К сожалению, вопросов на сегодняшний день намного больше, чем ответов. Приехав в Молдову, в ходе разных встреч я заметила некое смятение у большинства моих знакомых, скептицизм которых растёт с каждым днём правления нового правительства, несмотря на то что все они подчёркивают честность, неподкупность и трудоспособность кабинета министров.

Вот она политическая составляющая «государственного бизнеса» во всей своей красе! Именно политический характер государственного администрирования отличает его от администрирования бизнеса. Бизнес в идеале аполитичен.

Почитав специалистов в этой области, я нашла этому подтверждение. Paul Appleby, известный американский теоретик государственного управления, писал: «Управление государством это политика с тех самых пор как оно должно отвечать общественному интересу… Интересно подчеркнуть, тот факт, что общепринятые политические процессы, которые являются квинтэссенцией демократии, могут работать только посредством государственных органов и, что эти государственные органы не являются исключительно административными, они являются и должны являться политическими» (перевод автора).

Того же мнения придерживается лауреат Нобелевской премии, американский экономист Herbert Simon, согласно которому управление государством является бюрократичным и политическим, чем и отличается от управления частными компаниями, которые являются более свободными.

Это то, что я всегда упускала в своих умозаключениях, анализах, предложениях, критике относительно управленцев Молдавского государства. Это то, что все мы упускаем из виду в день выборов, когда голосуем, как попало, или «портим» бюллетени. Это то, что невозможно просто взять и выкинуть из уравнения: (политическая) ВОЛЯ х Профессионализм = Результат.

Итак, бизнесмен строит долгосрочные стратегии, стратегия избранного политика – максимум до следующих выборов. Цель бизнесмена – получение прибыли, цель политика – выиграть предвыборную гонку, быть избранным (тоже своего рода прибыль), но для этого он должен оправдать ожидания избирателей, то есть общественный интерес. Как результат зачастую, чтоб быть избранным политик выбирает социально ориентированную программу, обещая «процветание» тем слоям населения, которые в этом нуждаются (своему электорату), порой не имея на это деньги, и образуя дыры в бюджете. Быть избранным любой ценой это то, что бизнесмен бы ни сделал никогда.

Теперь ответим на несколько вопросов:

«Могут ли бизнесмены управлять страной без политической составляющей?». Ответ: «НЕТ».

– «Могут ли политики управлять страной, не используя бизнес-подход и бизнес-навыки?». Ответ: «Как ни печально, но ДА».

«Если политик, пришедший к власти, назначит, ну скажем, премьер-министром аполитичного бизнесмена, останется ли данный премьер технократом или негласно примет политическую составляющую? Ответ: «Политическая составляющая будет присутствовать, политик будет влиять на технократа и со временем технократ станет политиком».

Это мои ответы, но каждый из вас может задействовать свое серое вещество и дать иной ответ. Избежать политическую составляющую предлагали многие, например путем Технократии – гипотетического общества, построенного на принципах меритократии, в котором власть принадлежит специалистам. Впервые эта идея встречается у Платона в труде «Государство», написанное в 360 г. до н.э. А пока, политическая составляющая акта правления характерна для демократического строя общества, где «назначение лидеров управляемыми ими людьми происходит путём честных и состязательных выборов».

В Молдове демократия пока в зародышевом состоянии, и мы все ждем, когда она уже наконец-то появится на свет. А между тем, некоторые политики занимаются «государственным бизнесом», технократы учатся политике, а другие просто «копошатся» в проблемах насущных.

А между тем, некоторые политики занимаются «государственным бизнесом», технократы учатся политике, а другие просто «копошатся» в проблемах насущных.

Как вы уже поняли, управление государством подразумевает политический курс, контроль и лидерство. Политический курс Молдовы на деолигархизацию всё еще актуален, даже после побега Плахотнюка и Шора. Контроль принадлежит сейчас 3 партиям: ПСРМ, PAS и «Платформа «DA».  За кем лидерство? Ответ на этот вопрос во многом определит будущее Молдовы.

Здоровой вам бизнес-среды и среды обитания.