В 2014 году из трех молдавских банков (Banca de Economii, Unibank и Banca Socială) исчезло более $1 млрд. Использовалась схема "невозвратных кредитов", когда финансовые учреждения перекредитовывали свои активы в других банках и выводили их в офшоры, Национальный банк в выдавал гос. дотации под гарантии правительства, чтобы не допустить паники. Дотационные деньги также выводились за пределы Молдовы, пока три банка не оказались банкротами и не начали процедуру ликвидации. Приблизительный ущерб от данной мошеннической схемы был эквивалентен 12% ВВП Молдовы. Расследование длится более 4 лет, но серьезные подвижки появились лишь после смены власти в стране.

Третья попытка провести расследование

10 июня – (на следующий день после формирования правящей коалиции), парламент создал специальную комиссию для расследования всех обстоятельств кражи средств из банковской системы РМ. Она получила доступ к отчету Kroll-2 и другим документам, связанным с кражей миллиарда, а также возможность сотрудничать со всеми государственными органами, которые расследовали это дело или были его участниками. Депутаты обязались проанализировать все обстоятельства кражи, действия чиновников, выделивших государственные гарантии пострадавшим банкам, и перевод этой задолженности в государственный долг.

«Мы не хотим подменять официальное расследование. Мы надеемся, что к тому моменту как мы закончим, уже сформируется правосудие, которому можно доверять», — подчеркнул Слусарь.

Комиссию возглавил депутат от ACUM Александр Слусарь, его заместителем избрали социалиста Владимира Головатюка, а секретарем, еще одного представителя ACUM — Лилиана Карпа. В состав комиссии вошли социалисты Владимир Цуркан и Максим Лебединский, а также депутат от блока ACUM Думитру Алайба. Всего в комиссии девять мест, три из которых, оставили для парламентской оппозиции — Демпартии и партии «Шор».

Создание спецкомиссии для расследования кражи миллиарда было одним из пунктов временного соглашения о сотрудничестве в парламенте Партии социалистов и блока ACUM.

12 июня – председатель комиссии по расследованию банковской кражи заявил, что большинство документов, полученных бывшими депутатами парламента, которые расследовали кражу миллиарда в банковской системе в двух комиссиях, исчезли из парламента.

«Мы решили обратиться в секретариат парламента с просьбой предоставить все документы, которые были у наших предшественников, работавших в комиссии Радукана в феврале 2015 года, а также в комиссии Рейдмана. Насколько мне известно, если в случае комиссии Радукана какие-то документы сохранились, то для второй осталось только решение парламента о создании этой комиссии. Это очень подозрительно», – сказал Слусарь после первого заседания комиссии.

19 июня – Слусарь обвинил Генеральную прокуратуру в создании препятствий при проведении расследования банковской кражи. Парламентарий утверждал, что из архива парламента странным образом исчезли материалы двух созданных ранее комиссий, также занимавшихся расследованием данного преступления. При этом Слусарь подчеркнул – документы были изъяты из парламента по требованию Генпрокуратуры.

«26 мая 2015 года парламент получил указание от Генеральной прокуратуры о том, что все документы, связанные с работой комиссии Рейдмана 2013 года и комиссии Рэдукану 2015 года, должны быть изъяты и переданы в Генпрокуратуру. Таким образом, согласно полученному нами ответу, в архиве парламента нет ни единого документа». 

«Несмотря на то, что мы столкнулись с трудностями в доступе к документам, за короткий срок работы нашей комиссии, мы поняли, что люди знают о ее существовании и о проводимом нами расследовании. И так, по чуть-чуть, к нам стали стекаться документы. Мы понимаем, что это – только начало, но уже кое-что насобирали», – резюмировал Слусарь.

1 июля– депутаты получили от различных госорганов и бывших чиновников важные документы, связанные с расследованием вывода средств из банковской системы Молдовы. Председатель комиссии не стал комментировать их содержание, отметив: «полученные сведения очень важны и подтверждают гипотезы относительно всех действий и бездействий некоторых политиков, которые тянутся с 2011 года по сегодняшний день».

8 июля – Прокуратура по борьбе с коррупцией опубликовала отчет о расследовании банковского мошенничества.

“В ходе уголовного расследования дел банковского мошенничества, включая выводы отчета Kroll, было установлено, что сумма денег, украденная из трех коммерческих банков, составила около 600 миллионов долларов. Цифра в 2,9 миллиарда долларов, упомянутая в этом же отчете, представляет собой сумму кредитных средств, выданных тремя банками компаниям группы Шор. Из этой суммы 600 миллионов долларов – были выведены, а оставшуюся сумму из 2,9 млрд возместили банкам на погашение кредитов. Способ, которым эти средства были возмещены, расследуется прокурорами с точки зрения отмывания денег, а не кражи. Соответственно, утверждение о том, что из банковской системы украли 3 миллиарда долларов, не соответствует действительности“, – отметили прокуроры, комментируя сумму в 2,9 миллиарда долларов, указанную в отчете Kroll-2..

10 июля – Специальная парламентская комиссия по выяснению обстоятельств хищений из банковской системы Молдовы и расследованию случаев банковского мошенничества запросила у Kroll дубликат списка конечных бенифициаров «кражи миллиарда».

Говоря о публикации отчета Kroll-2, Александр Слусарь сказал, что нельзя  сказать, что он очень доволен, потому что пока не получен список конечных выгодополучателей, который вместе с основным отчетом был передан ранее представителям молдавской прокуратуры.

«Сейчас комиссия прилагает все усилия, чтобы вне зависимости от желания прокуратуры получить этот документ – список конкретных выгодополучателей. Мы запросили дубликат этого списка. Мы очень интенсивно работали, и я думаю, что так или иначе мы получим этот список. Очень надеюсь на то, чтобы мы его получим. Хорошо было, если бы его дала прокуратура, но если не даст она, мы все равно его получим», – подчеркнул глава специальной парламентской комиссии по выяснению всех обстоятельств хищений из банковской системы Молдовы и расследованию случаев банковского мошенничества.


Экс-председатель Демократической партии Молдовы, бизнесмен Владимир Плахотнюк. Фото: rbk.ru


12 июля – бывший мэр г. Бельцы Ренато Усатый опубликовал 2 и 3 часть отчета Kroll 2, которая ранее была засекречена. На одной из страниц отчета представлен список компаний из Молдовы и из-за рубежа, которые получили деньги в результате банковского мошенничества. Среди них, есть шесть компаний, которые связаны с Владимиром Плахотнюком: Finpar Invest SRL, OTIV Prime Holding BV, Gemini SA (торговый дом) Prime Management SRL (ликвидированная в прошлом году), ICS Prime TV и Basconslux SRL.

«Здесь много интересных имен, которые вы не ожидали услышать. От Плахотнюка, Филата и Шора до Павличенко», – сказал Усатый.

15 июля – бывший премьер-министр Влад Филат заявил, что Сергей Яралов, человек, близкий к бывшему лидеру ДПМ Владу Плахотнюку, является мозговым центром, который продумал „кражу миллиарда” из банковской системы страны. Он назвал в качестве главных бенефициаров кражи миллиарда депутата Илана Шора и экс-главу ДПМ Влада Плахотнюка.

Влад Филат уточнил также, что его вина в краже миллиарда не может быть рассмотрена в рамках уголовной ответственности, а является политической ошибкой. „Я не сделал того, что должен был сделать, чтобы не допустить подобного. Было очень много действий, которые нужно было сделать”, – сказал Влад Филат в интервью TV8, уточнив, что знал, что дела идут плохо, но не действовал, чтобы не поставить под угрозу европейский путь Республики Молдова.


Бывший премьер-министр Влад Филат, осужденный на 9 лет лишения свободы за коррупцию и извлечение выгоды из влияния.


Kroll2

Отчет Kroll 2 опубликован 4 июня. В нем расследуется “банковское мошеничество” в период с 1 января 2012 по 31 декабря 2014.

Главным бенефициаром назван Илан Шор и связанные с ним 77 компаний (т.н. “группа Шора”). Представлены подробно операции по отмыванию денег со счетами компаний группы Шора и российскими банками. Описываются операции со счетами в 2012 и 2013 году в Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank и других молдавских банках, которые принадлежали лицам, приближенным к Илану Шору, в том числе, Марине Таубер, Виорелу Мельнику, Рите Цвик, и другим. Позднее на часть из них открыли уголовные дела.

С 2012 года объем всех займов группе компаний Шора составил почти $3 млрд. 2/3 из них ($1,9 млрд) были выданы в ноябре 2014 года.

По больше части деньги отмывались через счета в латвийских банках, таких как ABLV, позднее Kroll выявил схожие схемы в Молдове, Эстонии, России, Китае. Деньги отмывались путем множества транзакций, связанных между собой счетами. Иногда их обменивали несколько раз в разные валюты в один и тот же день или разделяли, а потом объединяли. Молдавские банки при этом, сфальсифицировали отчетность, чтобы скрыть происхождение и направление денежных потоков.

Отчет подвергся критике из-за низкой информативности, неточностей и наличия эпизодов не имеющих отношение к банковской краже. Часть фрагментов были закрашены, в том числе и с именами бенефициаров. Эксперт в области энергетики и гражданский активист Сергей Тофилат настаивал на том, что отчет сделан непрофессионально, изобилует грубыми ошибками и не отвечает на главные вопросы: «Каков точный размер украденной суммы? И кто за этим стоял?».

«В Kroll сказано, что в 2012-2014 группа компаний Шора получила кредиты на сумму $2,9 миллиарда, большая часть из которых, ушла на погашение предыдущих займов. Например, кредитами 2013-го года, погашали кредиты, взятые в 2012 году. В отчете, необходимо было проанализировать весь кредитный портфель до ноября до 2014 года и разделить его на две составляющие: обычные кредиты коммерческим фирмам и фиктивные кредиты для подставных компаний», – прокомментировал Сергей Тофилат.

«Отчет плохо отсканирован, многие из описанных схем неразборчивы. Не знаю чья это была идея, с такой формой подачи, но читать его скучно. Он сделан непрофессионально. Кроме того, какой смысл скрывать информацию о бенефициарах, если их имена нам давно известны? Я не исключаю возможности, что Kroll дали информацию после согласования. Возможно, по этой причине мы не видим имени Плахотнюка среди бенефициаров», – заключил эксперт, назвав отчет «чистой беллетристикой».


Эксперт в области энергетики и гражданский активист Сергей Тофилат


Бывший депутат ДПМ Юрий Болбочану в эфире TV8 озвучил мнение, что решение заказать расследование Kroll было попыткой выиграть время, чтобы замести следы банковского мошенничества.

“Меня никогда не интересовал отчет Kroll, поскольку я был полностью уверен в том, что правоохранительные органы Республики Молдова владеют всей необходимой информацией о краже миллиарда. Отчет Kroll был попыткой затянуть время расследования для того, чтобы эти деньги прошли через разные банки. Это будет доказано, так оно было на самом деле”, – сказал Юрий Болбочану. По его мнению, Молдове не удастся вернуть “ни одного бана из украденного миллиарда”.


Платон

Осужденный на 25 лет за мошенничество в особо крупном размере бизнесмен Вячеслав Платон, считает что Croll2 помог выиграть прежней власти время чтобы спрятать деньги и уничтожить улики. Он рассказал зачем вообще создавался этот отчет и почему это заняло так много времени.

«Во-первых [они хотели] показать что что-то делается. Во-вторых, они делали отчет только по тем материалам, какие им были предоставлены. Регулировалось, что Kroll-у давать, что Kroll-у не давать. Из-за ограничений информации, они [прежняя власть] могли влиять на выводы отчета», – пояснил Платон в интервью TV8.

Бизнесмен подчеркивает, что ключевые детали банковской кражи отсутствовали в отчетах: «Там не было, что за этим стоял Плахотнюк; там не было по Victoriabank; там не было аэропорта; там не было фиктивных задолженностей [банков]».

По заверениям Платона, деньги из страны вымывались не только через предоставления госгаранитий, но и напрямую из резервов национального банка. Для их отмывания использовалась схема «встречных платежей».

«Они оплачивали с ворованных денег китайские товары для российских предпринимателей, а те в свою очередь, отправляли деньги на счета Шора и Плахотнюка», – объяснил Платон. Доказательством существования этой схемы может служить отчет Kroll 2, где фигурирует множество компании из России и Китая.

Платон подчеркивает, что кража миллиарда была разделена на три этапа:
1) вывод имеющихся в банках средств
2) заполнение банков деньгами госпредприятий, и их дальнейший вывод
3) создание искусственных долгов, для их покрытия национальным банком

Общая сумма украденного Платоном оценивается в $1 млрд. Другие цифры, которые фигурируют в отсчетах – это деньги которые не покидали страну, а пошли на перекредитование задолженностей.

Платон рассказал о том, как в 2011 году приобрел у экс-лидера Демократической партии Молдовы Влада Плахотнюка акции банков: Victoriabank (39%), Banca de Economii (28%). В 2013 году к Платону обратился министр финансов Вячеслав Негруца. Его беспокоили офшорные схемы, в которых был задействован Banca de Economii (BEM). В это же время Илан Шор предложил выкупить акции проблемного банка. По утверждениям Платона он планировал продать эти активы за завышенную втрое сумму в 30$ млн, но Плахотнюк через административный ресурс аннулировал сделку 2011 г. и продал долю в Banca de Economii Шору самостоятельно. Заключенный бизнесмен называет эту сделку отправной точкой в краже миллиарда.

«Как Шор купил эти акции, с этого началась кража миллиарда. Он сначала получил контроль над Banca de Economii, а потом уже крал», – бизнесмен подчеркнул, что не знал для каких целей Шор приобретал эти активы.
По его утверждению, фигурирующая в отчете Kroll 2 о краже миллиарда цифра в $30 млн, скорее всего являются выручкой от продажи Плахотнюком акций BEM Шору в 2013 году.

Он настаивает на том, что реальные бенефициары украденного из молдавских банков миллиарда долларов – Илан Шор и Владимир Плахотнюк. Платон утверждает, что Плахотнюк был очень осторожен и всегда действовал через других людей. Более того, он оказывал влияние на важные государственные структуры, чиновников и крупный бизнес. Тем не менее, его имя не фигурирует в отсчетах Kroll, он не объявлен в розыск и не подвергается уголовному преследованию в Молдове.


В июне 2017 года Илан Шор был осужден первой инстанцией к семи годам и шести месяцам лишения свободы по делу о краже миллиарда. Он был освобожден из-под ареста до вынесения окончательного решения, оставался на свободе и даже был избран в парламент.


Работа комиссии продлена

14 августа – на заседании Высшего совета безопасности были заслушаны представители Генеральной прокуратуры и Национального банка Молдовы.

“Временно исполняющий обязанности генерального прокурора детально проинформировал нас об уголовных делах, возбужденных дополнительно по делу о краже миллиарда, а также рассказал о некоторых вещах, на которые закрывало глаза бывшее руководство ГП. Теперь по этим вопросам, которые касаются вывода денег не только в период 2013-2014 годов, но и в 2012 году, когда готовилась кража миллиарда, были открыты уголовные дела” – отметил президент Игорь Додон.

В тот же день парламентская комиссия по расследованию подготовила проект отчета, который будет представлен на пленарном заседании парламента. Документ был разослал членам комитета для замечаний и доработок. Его представят в середине октября, когда комиссия закончит работу.

22 августа – Бывший министр финансов Анатолий Арапу был заслушан комиссией и по словам председателя комиссии Александра Слусаря, новые цифры пугают, поскольку представляют собой гораздо большую сумму финансового ущерба, по сравнению с тем, сколько было подсчитано изначально.

«Это, безусловно, более одного миллиарда. Колоссальные преступления стали возможны после того, как трем банкам [Unibank, Banca sociala и Вanca de economii] были предоставлены государственные гарантии… У нас есть семь страниц c лишним различных материалов, где указано размещение всех средств, кредитов, депозитов. И это только то, что было сделано на территории Республики Молдова», – заявил Александр Слусарь.

Депутат отметил, что финансовая политика трех банков в 2013-2014 годах была очень привлекательной для граждан, но не имела под собой реальных оснований. Учреждения предоставляли высокую процентную ставку по депозитам для физических лиц (под 6-7%), но эти деньги не шли в оборот, а размещались в банках Российской Федерации на депозитных счетах со ставкой всего в 2-3%.

«Почему не было введена специальная администрация [в трех банках] весной-летом 2014 года, когда стало ясно, что банки обанкротились? Всемирный банк и Международный валютный фонд ежемесячно предоставляли информацию о том, что ситуация осложняется. Есть информационная записка Национального антикоррупционного центра от 28 августа, в которой очень подробно описывалось, что происходило в трех банках », – добавил Александр Слусарь.


Председатель парламентской комиссии по расследованию банковской кражи Александр Слусарь. screenshot: privesc.eu


7 сентября – Прокуратура по борьбе с коррупцией начала расследования действий бывших высокопоставленных чиновников, которые решили предоставить срочную ссуду трем обанкротившимся банкам. Речь шла о бывшем премьер-министре Юрие Лянкэ, бывшем управляющим Национальным банком Дорине Дрэгуцану, бывшем министре финансов Анатоле Арапу, а также экс-министре экономики Андриане Канду.

«Мне сообщили, что, наконец, также возбуждено уголовное дело по поводу действий/бездействий высокопоставленных чиновников, связанных с девальвацией банковской системы в 2014 году. Я даже замечаю, что прокуратура пересмотрела свою позицию за последние 4 года. Уже существует системный и комплексный подход к операции «кража миллиарда», – написал Слусарь на своей странице в социальной сети.

16 сентября – в Оргееве на 72 часа задержали заместителя председателя партии “Шор”, депутата Марину Таубер. Этому предшествовал отзыв у неё по решению парламента парламентского иммунитета. Была задержана и ее коллега по фракции Регина Апостолова. Кишиневский суд сектора Чеканы постановил поместить Таубер под домашний арест сроком на 30 суток. У Регины Апостоловой во время общения с прокурорами ухудшилось самочувствие и ее госпитализировали, а позднее, решением суда поместили под судебный контроль.

Таубер и Апостолову задержали по делу Unibank, одного из нескольких дел о “краже миллиарда”. Их подозревают в деяниях, подпадающих под состав преступления, предусмотренного ч. (5) ст. 190 Уголовного кодекса (мошенничество в особо крупных размерах, которое наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенными видами деятельности сроком до 5 лет).

Они также подозреваются и по статье 243 ч. (3) пп. а) и b) Уголовного кодекса (отмывание денег организованной преступной группой или преступной организацией в особо крупных размерах, что предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет, а в случае юридического лица – штраф в размере от 13 000 до 16 000 условных единиц или ликвидацию юридического лица). Обе задержанные утверждают, что они невиновны.


Депутаты партии “Шор” Марина Таубер и Регина Апостолова после заседания суда


Последний этап расследования

17 сентября Прокуратура по борьбе с коррупцией совместно с Национальным центром по борьбе с коррупцией провели 21 обыск в домах и офисах целого ряда лиц, причастных к тому же уголовному делу, в котором фигурируют Регина Апостолова и Марина Таубер, а также в доме Владимира Новосадюка, главы российского информационного агентства Sputnik Молдова.

18 сентября – Национальный центр борьбы с коррупцией (НЦБК) арестовал имущество причастных к краже миллиарда компаний на сумму 364 млн леев и конфисковал 11 автомобилей класса «люкс» для возмещения ущерба от вывода денег из банковской системы Молдовы. Имена причастных не озвучивались.

В тот же день вице-премьер и министр внутренних дел Андрей Настасе обратился к Федеральному бюро расследований (ФБР) США с просьбой помочь в расследовании преступлений в банковской системе Молдовы, таких как “кража миллиарда” и схем по отмыванию денег.

19 сентября – представитель Международного валютного фонда в Молдове Владимир Тулин заявил о поддержке МВФ Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК) в поиске и возврате денег, выведенных из банковской системы Молдовы.

В тот же день премьер-министр Молдовы Майя Санду в ходе встречи со спецпомощником президента США и директором департамента по Европе и России в Совете национальной безопасности Тимом Моррисоном попросила поддержки у руководства Соединенных штатов в расследовании отмывания денег и кражи миллиарда.

27 сентября – в доме экс-президента Петра Лучинского прокуроры по борьбе с коррупцией провели обыски  в рамках расследования дела о банковском мошенничестве. Имя экс-главы государства фигурирует в отчет Kroll. Петр Лучинский отрицает, что его имя каким-либо образом может быть связано со списком бенефициаров банковского мошенничества.

“Я не брал никаких денег. Для начала хочу разобраться с этим делом в прокуратуре. Чтобы мне показали денежные переводы, доказательства того, что у меня есть какие-то фирмы, счета”, – отметил политик.

30 сентября – Александр Слусарь озвучил время, которое понадобилось чтобы вывести большую часть средств из банков.

“В течение трех недель, с 7 по 27 ноября 2014 года, из трех банков (Unibank, Banca de Economii и Banca Socială), вовлеченных в банковское мошенничество, были выведены 25,5 млрд леев”, – заявил Слусарь в эфире TV8.

2 октября – комиссия обвинила прокуратуру в преднамеренном затягивании процесса расследования кражи миллиарда. Председатель заявил о намерение поднять вопрос в парламенте, о возбуждении уголовного дела с целью изучения действий прокуратуры в период с 2015 по 2019 год.

«За четыре года из-за действий прокуроров были упущены шансы вернуть деньги, украденные в результате банковского мошенничества(…)

Я очень надеюсь, что на пленарном заседании парламента нам будет оказана поддержка в возбуждении уголовного дела по действиям прокуратуры в период с 2015 по 2019 год. То, что было в этот период, можно назвать чем угодно, но только не расследованием банковского мошенничества», – заявил Слусарь.

В этот же день комиссия направила запрос в правоохранительные органы с просьбой предоставить информацию об участии фирмы Alsvit-vin, соучредителем которой был муж спикера Зинаиды Гречаной, в схемах “кражи миллиарда”, в частности вывода средств из Banca de Economii (BEM). Слусарь отметил, что этот эпизод не представлял интереса для следствия, но они проверят его исходя из общественного запроса. Ранее депутат парламента Илан Шор, находящийся в международном розыске, обвинил семью Гречаных в причастности к краже миллиарда. Его сторонники, на различных протестных акциях, помимо прочего, призывали Гречаную вернуть кредит BEM.


Алексей и Зинаида Гречаные. Фото: shok.md


В понедельник Слусарь заявил, что срок деятельности парламентской комиссии расследующей кражу миллиарда истекает 10 октября, крайний срок публикации отчета – 17 октября.

«У нас есть еще две недели до представления окончательного отчета о расследовании банковского мошенничества. 10 октября срок истекает. Мы обсуждаем некоторые разногласия. На данный момент отчет насчитывает 47 страниц. Посмотрим, представим ли мы отчет или резюме. 17 октября – крайний срок для представления» – уточнил Слусарь в эфире TV8.

Следственную комиссию по расследованию банковской кражи создали в начале июня этого года. В ходе расследования, парламентарии заслушали целый ряд лиц, которые обладали информацией об обстоятельствах, приведших к “краже миллиарда”. Председателем комиссии является член ППДП Александр Слусарь, а вице-председателем – социалист Владимир Головатюк.

В 2018 году, по данным Министерства финансов, было бы возвращено около 715 миллионов леев. К 1 января 2019 года властям удалось взыскать около 1,718 млрд леев с трех банков, которые причастны к краже века в Республике Молдова и находятся в процессе ликвидации. В этом году было возвращено почти 600 миллионов леев.

“Кража века” произошла в Молдове в 2014 году, когда стало известно о выводе за пределы страны миллиарда долларов США. В аферу было втянуто три банка: Unibank, Banca sociala и Вanca de economii – один из крупнейших банков страны, где треть акций принадлежала государству. Огромные суммы выводились через заведомо невозвратные кредиты, что грозило банкротством финансово-кредитных организаций. В течение двух лет Нацбанк выделял им дотации под гарантии государства. Сумма выделенной помощи составляла 15 миллиардов леев, что к 2015 году было сопоставимо с 15 процентами ВВП страны. Средства госдотаций также попадали в схемы по отмыванию денег. Банки были ликвидированы, а миллиард выведенных из Молдовы долларов в страну не вернулся.


100 дней новой власти в Молдове: вспоминаем, как все начиналось

100 дней новой власти: “Шор” без Шора

100 дней новой власти: Человек и закон

100 дней новой власти: Демпартия без Плахотнюка

100 дней новой власти: что думает народ

100 дней новой власти: вспоминаем самые громкие отставки в стране

Команда TV8 работает для тебя, без спонсоров и холдингов. Но чтобы продолжать заниматься любимым делом и объективно освещать происходящие в стране события, нам нужна твоя поддержка.

Если у тебя есть желание и возможность, стань нашим патроном! Поддержи редакцию TV8 на Patreon или PayPal.